около 1000 компаний продолжили работу

около 1000 компаний продолжили работу

Свыше 1000 иностранных компаний объявили об уходе из России после начала полномасштабного вторжения в Украину, согласно базе данных профессора Йельского университета. Примерно столько же фирм остались, несмотря на санкции и давление общественности.

По итогам 2022 года около тысячи западных компаний сохранили свое присутствие – в той или иной форме – на российском рынке.

Приезжающие в Россию иностранцы все еще могут поселиться в люксовых гостиницах французской группы Accor, или в одном из 29 российских отелей Hilton, а также получить банковское обслуживание в британском HSBC, австрийском Raiffeisen Bank, или в швейцарском Credit Suisse. Пообедать в одном из западных фастфуд-ресторанов, а затем отправиться из Москвы в Санкт-Петербург на автомобиле по платной автотрассе, концессионером которой является французская компания.

Вскоре после того, как Кремль отправил танки на Киев 24 февраля 2022 года, сотни крупных западных компаний объявили о приостановке деятельности или полном уходе с российского рынка. Наблюдатели говорят, что противодействие Запада агрессии Москвы будет еще более эффективным, если давление на российскую экономику усилится.

Список профессора Зонненфельда

«Россию сегодня называют страной-изгоем, за последние 80 лет не было настолько заблокированного государства. Нынешнее давление со стороны производителей, объединенное с усилиями правительств, не имеет себе равных», – говорит Джеффри Зонненфельд, профессор школы менеджмента Йельского университета, который проводит исследования влияния на экономику России санкций, акций общественного порицания и бойкотов товаров западных компаний.

Зонненфельд и его исследовательская группа, состоящая из экспертов, научных сотрудников и студентов, с самого начала вторжения России в Украину ведут в открытом доступе базу данных о крупных иностранных компаниях, как ушедших, так и остающихся в России, разделяя эти компании на группы.

По мнению профессора, «эти списки дают смелым гендиректорам уверенность в том, что [принимая решение уйти из России], они действуют правильно, поскольку долг любой корпорации – укреплять демократию и мир».

Согласно базе данных команды Зонненфельда, по состоянию на 20 декабря 2022 года свыше 1000 компаний ушли из РФ. Однако эти же данные показывают, что почти такое же количество компаний либо продолжают работу в России, либо только «заявили о том, что добровольно сокращают свою деятельность» в этой стране.

Другой исследователь, Марк Диксон (Mark Dixon), собрав международную группу журналистов и экспертов создал «Агентство морального рейтинга» MoralRatingAgency.org (MRA), где по собственной методологии оценивает в баллах моральный рейтинг компаний и брендов. Диксон и его сотрудники на своем сайте предлагают, что не только компании, решившие остаться, но и тех, что полностью не ушли с российского рынка, можно считать «худшими из худших».

Ничего личного, всего лишь бизнес

На прошедшем в октябре в Москве форуме «Сделано в России», пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что с экономикой страны все в порядке, несмотря на санкции из-за войны в Украине.

«…Если уходят одни [компании], исчезают одни возможности, то этот вакуум заполняют другие, и появляются новые, более привлекательные возможности», – сказал он.

Агния Григас, старший аналитик вашингтонского «Атлантического совета» (Dr. Agnia Grigas, Senior Fellow, Atlantic Council), является автором ряда книг и публикаций на тему угрозы международному правопорядку, исходящей из Кремля.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» политолог сказала: «Слишком многие компании похожи на страусов, засунувших голову в песок. Они продолжают старые отношения и ждут, когда дела вернутся в обычное русло. Некоторые работают, [учредив] коррумпированные [консорциумы] и/или используя коррумпированные связи. Однако лучший вариант для них – наконец-то “догнать” глобальные геополитические реалии, поскольку, в обозримом будущем, деловые отношения с Россией не вернутся на круги своя».

Кому война, кому мать родна

В докладе «Страх, бессилие и зависть» Лев Гудков, замдиректора Левада-центра, так охарактеризовал «советского человека»: «Основная установка этого человека – физическое самосохранение, установка на выживание в этой мясорубке бесконечных войн, репрессий, ГУЛАГа, хронического дефицита всего… Произошло формирование идеала потребления. К концу семидесятых возникло мощное стремление жить по-человечески».

В результате, в исторической памяти россиян дефицит продуктов питания и промтоваров занимает особое место, поэтому, так называемое, заполнение «холодильника» для российской семьи имеет большее значение и, таким образом, отражается на поддержке власти, а следовательно, и на продолжении войны в Украине.

Ашан (фр. Auchan) – крупная продовольственная сеть, имеющая, по данным самой компании, 241 магазин в России, принадлежит одноименной французской корпорации. Российское подразделение еще недавно показывало выручку в размере €3,2 млрд в год, или около 10% от мировой выручки.

В марте генеральный директор Auchan Ив Клод заявил в интервью Le Journal du Dimanche, что компания продолжит свою деятельность в России, несмотря на критику со стороны президента Украины Владимира Зеленского и призывы к бойкоту.

«Самое важное в наших глазах – сохранить наших сотрудников и обеспечить нашу основную миссию, которая состоит в том, чтобы продолжать кормить население этих двух стран», – сказал Клод.

Летом финдиректор Auchan Retail, Людовик Делклуа (Ludovic Delcloy) сообщил, что «по итогам года компания ожидает убытки на российском рынке». «Auchan прекратила инвестиции в Россию, когда в феврале 2022 года началось [полномасштабное вторжение] в Украину, и ее подразделение в РФ функционирует с “полной автономией” от остальной части компании», – цитировало Делклуа агентство Bloomberg.

Второй крупной зарубежной розничной сетью, продолжившей работу в России, является немецкая METRO AG, (сеть магазинов мелкооптовой торговли, аналог американского Costco), чья выручка в России составила за 2021 год почти €3 млрд.

В своем финансовом отчете за 2021/22 финансовый год, опубликованном 14 декабря 2022, компания рассказывает о росте всех основных показателей, отмечая «влияние санкций на доступность товаров» в российском сегменте. Продажи МЕТRO в России в 2021-22 финансовом году выросли на 7,9%, а прибыль (скорректированный показатель EBITDA) составила €231 млн евро против €197 млн евро годом ранее.

Еще 11 марта METRO опубликовала заявление, в котором указала, что «METRO поддерживает поставки продуктов питания и воды Всемирной продовольственной программой ООН в Украину. Сотрудники МЕТRО помогают своим украинским коллегам личными пожертвованиями в [наш] фонд и размещением беженцев». Компания также отметила, что не собирается уходить с российского рынка, объяснив это тем, что «несет ответственность за 10 000 сотрудников, и многие люди покупают у нас еду».

Однако сами торговые сети не производят продукты питания. Продуктовые цепочки многих компаний уже давно включают «базу» в самой России в виде многочисленных фабрик и цехов.

В российских супермаркетах все еще можно найти товары многих западных брендов. Например, консервированную сладкую кукурузу, зеленый горошек, фасоль, огурцы и соусы французской марки Bonduelle, которая несмотря на сложности, не собирается покидать российский рынок, из-за того, что, как сообщил генеральный директор компании Гийом Деброс (Guillaume Debrosse) в эфире BFM Business, «это позволит ей осуществлять поставки в Центральную Азию».

«Очевидно, что мы ежедневно следим за этой ситуацией, но у нас [в России] три завода, и мы решили остаться, потому что продовольствие, так же, как и фармацевтика, является ключевым сектором. Мы не хотим кроме геополитического кризиса иметь еще и продовольственный. Это наша ответственность. Эти заводы также позволяют нам обеспечивать все государства Центральной Азии, а это – 90 миллионов человек», – сказал Деброс.

Group Savencia, продающая в России французские сыры, 8 марта заявила, что «продолжит свою деятельность по сбору молока, производству и реализации сыра» в России. Group Savencia охарактеризовала эти «операции как часть основной деятельности, направленной на то, чтобы накормить население».

Осталась в российских супермаркетах и французская молочная продукция – компании Lactalis, которая также заявила о том, что не будет покидать рынок РФ, а также товары Danone. 14 октября Danone объявила о решении отказаться от контроля над молочным бизнесом в России (около 5% мировых продаж Danone), передав его другой компании. В Danone назвали эти действия «лучшим вариантом для обеспечения долгосрочной непрерывной работы бизнеса, своих сотрудников, потребителей и партнеров».

Йогурты Ehrmann, компании, выпускающей в России продукты под брендами «Эрмигурт», Epica, «Услада», по-прежнему на полках российских супермаркетов.

До сих пор продаются в России и немецкие сыры Hochland. 6 апреля компания выступила с заявлением, что она «осуждает войну против народа Украины, которую ничем нельзя оправдать».

«Чтобы подать сигнал, мы ввели запрет на рекламу и инвестиции в России. Группа Hochland управляет тремя заводами в России, на которых работает 1600 сотрудников […] Мы разделяем мнение правительства Германии о том, что необходимые международные санкции должны сильно ударить по виновным в этой войне, а не по людям в России. Вот почему в настоящее время мы поддерживаем производство продуктов питания на наших российских площадках», – говорилось в заявлении компании.

Швейцарская корпорация Nestlé объявила о сворачивании своего бизнеса в РФ еще в марте. Nestlé заявила, что «полностью соблюдает все международные санкции в отношении России», и объявила о прекращении деятельности в РФ ряда брендов, в число которых входят KitKat и Nesquik. В компании также сообщили, что «не рассчитывают» получать прибыль на территории России «в ближайшем будущем».

В начале марта года Nestlé отказалась от экспорта и импорта в Россию ряда продуктов, остановила рекламу на территории России и прекратила все инвестиции в страну. Однако фабрики и офисы компании продолжили работу и товары под рядом марок Nestlé («Россия – щедрая душа», «Золотая марка», «Maggi» и другие) по-прежнему производятся на нескольких российских фабриках.

Во многом остался прежним и рынок ресторанов быстрого питания. Не все западные сети последовали примеру McDonald’s, продавшей свою сеть местному оператору (который организовал, в доставшихся ему торговых точках, нечто очень «российское»).

Снятая с ресторана вывеска Макдоналдс в Химках

И хотя отдельные компании прекратили «корпоративную поддержку своих ресторанов», находящихся во франшизе у местных собственников, западные бренды фастфуда по-прежнему используются партнерами на российском рынке, что также отражено в «Йельском списке».

Многие ритейлеры, производители бытовой техники, продуктовые и фармацевтические компании объясняют сохранение бизнеса в России гуманитарными причинами.

«Эти, ориентированные на потребителя компании, говорят, что они боятся “навредить рядовым российским гражданам”. С их точки зрения, уход из России продуктовых магазинов, розничных и фармацевтических компаний нанесет ущерб российскому обществу, которое якобы не виновато в действиях Кремля. Однако долгосрочные изменения в России будут исходить не от Кремля, а только с изменениями в самом российском обществе», – считает политолог Агния Григас.

Продукция большинства мировых фармакологических гигантов все еще представлена на рынке России, несмотря на изменения в их стратегии.

Например, Pfizer объявила, что компания свернет клинические испытания в России и остановит инвестиции в местное производство, но продажи не прекратит – а прибыль будет передавать Украине: «В биофармацевтическом секторе исторически сложилось освобождение от экономических санкций на так называемой “гуманитарной” основе, поскольку мы обязаны доставлять наши жизненно важные лекарства и вакцины пациентам независимо от обстоятельств. Но мы будем продолжать передавать прибыль украинскому народу, пока не будет достигнут мир». («Голос Америки»​ не может независимо подтвердить, исполняет ли эта и другие компании свои обещания).

Похожее заявление сделала французская Sanofi, добавив, что продолжит работу с пациентами, уже включенными в исследования: «В противном случае это противоречило бы нашей цели, поскольку это лишило бы людей основных лекарств и вакцин, усугубило бы страдания и нанесло бы ущерб общественному здравоохранению».

Венгерская фармацевтическая компания Gedeon Richter работает в России с 1954 года. Ее председатель Совета директоров, Эрик Богш (Erick Bogsch), еще в марте заявил, что компания продолжит работу на российском рынке: «Здоровье людей – самое дорогое из того, что у нас есть – выше любых обстоятельств… Мы не можем позволить себе лишить пациентов этих препаратов, и делаем все возможное, чтобы продолжать работу в привычном режиме во всех странах нашего присутствия».

В России сохраняется присутствие брендов многих иностранных производителей, особенно в области модной и повседневной одежды, обуви и парфюмерии – в том числе, Boggi Milano (13 магазинов в России; в сентябре компания открыла девятый магазин в Москве), Calzedonia, Diesel, Ессо, Giorgio Armani, Tom Tailor, Etam, Laredoute, Oriflame, Lacoste и Yves Rocher, фигурировавшая в деле российского оппозиционного политика Алексея Навального.

Россияне все еще могут приобретать бытовую технику брендов Zepter, DeLonghi, Indesit, Mielle, Bosch, Ariston, Gorenje и группы SEB (бренды: Moulinex, Rowenta, Tefal), операционный директор которой – Станислас де Грамон (Stanislas de Gramont) заявлял, что компания «продолжит работу в России, хотя и “более низкими темпами”, так как конфликт в Украине заставил компанию переоценить свое присутствие в России».

Многие производители продукции для ремонтно-строительного сектора также продолжают работу в РФ. В том числе крупнейшая французская сеть магазинов для ремонта домов и квартир – Leroy Merlin, с оборотом в РФ в четыре миллиарда евро в год.

Вскоре после начала полномасштабного российского вторжения украинские юристы организовали инициативу Total Isolation of Russia с целью заставить компании из США и ЕС отказаться от сотрудничества с Россией и привлечь их к ответственности.

«Публичное наказание (уголовное, финансовое, репутационное) европейских компаний станет уроком и для других корпораций, которые видят в нападении России на Украину возможность внепланового заработка и соответственно щедрых новогодних бонусов», – говорила изданию Liga.net Лилия Кузнец, юрист инициативной группы Total Isolation of Russia.

И в холодильнике, и в телевизоре

Сотрудничество со страной-агрессором продолжается не только по линии заполнения холодильников и гардеробов ее граждан.

Русская служба «Голоса Америки» уже писала о том, что российские пропагандистские каналы на русском и других языках мира оставались доступны миллионам зрителей Европы и России в результате распространения платформ Триколор и НТВ-ПЛЮС со спутников французской компании Eutelsat.

После вступления в силу девятого пакета санкций ЕС, в декабре 2022 года компания прекратила свое участие в ретрансляции трех российских каналов, «Россия 1», «Первый канал» и НТВ. Активисты, выступающие за запрет ретрансляции компаниями ЕС российской пропаганды, назвали принятые меры неполными.

Производитель телекоммуникационного оборудования для спутников двойного назначения Thales Alenia Space, оказывавшая поддержку государственным и частным российским организациям в разработке спутниковых систем в течении десятилетий, приостановила работу над проектами в России. Об этом сообщила газета la Repubblica.

По словам Александра Кузовникова, заместителя генерального конструктора ИСС имени академика М. Ф. Решетнёва, главного производителя спутников в РФ, после 24 февраля зарубежные компании объявили «о наступлении форс-мажора и предупредили, что часть оборудования поставлена не будет – это касается и Thales Alenia Space, и других европейских компаний, и NEC».

По данным группы Total Isolation of Russia, Thales поставляла в РФ тепловизионные модули для российских БМД и танков. «Тепловизор Thales Catherine FC с маркировкой даты производства (06-16) украинские волонтеры обнаружили в современной БМД-4М, оставленной российской армией при побеге из Бучи, что под Киевом» – сообщала группа украинских юристов.

С российского рынка не пропало и телекоммуникационное оборудование японского гиганта Toshiba. «Тошиба Рус» продолжает работу по В2В-контрактам, в том числе по оснащению почтообрабатывающим оборудованием «Почты России», поставке автоматических станций по обработке наличности для Сбербанка. Также «Тошиба Рус» курирует деятельность СП с «Силовыми машинами» по производству высоковольтных трансформаторов. Компания вела переговоры о проектах в области агропрома и энергетики в Московской области и Мордовии, хотя инвестировать в новый бизнес в РФ стало сложнее, признавал гендиректор компании Хироаки Тезука в интервью российскому изданию Коммерсант: «Руководство корпорации читает негативные новости из РФ, поэтому убедить их вкладывать очень сложно».

Компания «Роде и Шварц Рус», зарегистрированная в России и представляющая немецкую Rohde & Schwarz, приняла активное участие в Международном военно-техническом форуме «Армия-2022», проходившем в августе в парке «Патриот» в российской Кубинке.

«Есть два основных вида “объяснений” со стороны телекоммуникационных компаний причин «распространения» российской пропаганды. Первый – «это просто бизнес». Второй – вызван ошибочным представлением о «свободе слова». Они утверждают, что кремлевское телевидение и Би-би-си имеют равные права на показ для публики, которая должна сама решать, что им смотреть. Хотя, вероятно, есть ещё и “сочувствующие” взглядам Кремля, которые стремятся распространять их дезинформацию», – отметила Агния Григас.

Двойные и тройные стандарты

На российском рынке остаются многие иностранные компании, чью продукцию и услуги прямо или косвенно может использовать военно-промышленный комплекс России.

К этой категории могут относится оставшиеся на российском рынке поставщики оборудования и технологий для атомной энергетики, производителей специализированных датчиков и систем числового программного управления. Может использоваться для целей ВПК и продукция компаний, занимающихся металлообработкой в России, поставщиков тяжелой строительной и транспортно-карьерной техники.

Согласно расследованию группы Total Isolation of Russia, французская Safran поставляла посредством компании Vectronix AG высокоточные компасы российским предприятиям ВПК, один из которых обнаружен в российском оптико-электронном комплексе наблюдения «Ирония». Кроме того, Safran продавала ВВС РФ сенсорные модули.

Европейская комиссия самостоятельно инициировала расследование по Safran и взяла его под свой контроль.

Total Isolation of Russia отмечают, что есть и другие дела, требующие дополнительных расследований, среди которых поставки компьютерной техники и микрочипов находящейся под санкциями компании, входящей в российский концерн «Алмаз-Антей» и специализирующейся на производстве ракет, систем управления вооружения для самолетов-истребителей и мобильных ЗРК; линии для изготовления боеприпасов бельгийской компании в пользу концерна «Калашников»; интегральных микросхем для преобразования сигналов для производителя комплекса радиоэлектронного подавления «Борисоглебск-2» и т. п.

«Торгуя с РФ, европейские и американские фирмы очень напрягались с точки зрения юридического “прикрытия” своих операций. Так, товары двойного назначения поставлялись либо через посредника, либо путем продления срока действия “старых” контрактов», – говорила Лилия Кузнец из Total Isolation of Russia.

Агния Григас из «Атлантического совета» заметила, что европейские компании явно доминируют среди оставшихся на российском рынке, особенно среди крупных. Она объяснила это действием «эффекта шредеризации» Европы и прокомментировала этот «эффект» в интервью Русской Службе «Голоса Америки» так:

«Европа имеет давнее наследие ведения бизнеса с Советским Союзом, а затем с Россией, восходящее к эпохе “холодной войны”. Кремль, российские политические элиты и олигархи установили прочные отношения в большинстве европейских стран. Бесконечен список европейских политиков и руководителей корпораций, которые годами работали на российские государственные компании в течение последних 20 лет правления Путина. Бюрократы, менеджеры и банкиры следуют их примеру».

Действительно, бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон (Сибур), бывший канцлер Австрии Кристиан Керн (РЖД) и бывший министр иностранных дел Австрии Карин Кнайсль (Роснефть), бывший премьер-министр Финляндии Эско Ахо (Сбербанк), бывший министр по вопросам энергетики и изменения климата Великобритании Грегори Баттл (РУСАЛ и En+) – занимали официальные должности или продолжают работать в российских государственных энергетических и других «стратегических» компаниях.

Многие руководители европейских корпораций также входили в советы директоров российских государственных компаний: Эрнесто Ферленги, (Eni в России), исполнительный директор BP Бернард Луни и бывший исполнительный директор этой же компании – Боб Дадли, а также глава «Северный поток-2» (Nord Stream-2) – Маттиас Варниг.

Следует отметить, что лишь немногие из подобных лидеров, такие как, например, Эско Ахо покинули свои должности, выступив с критикой полномасштабного вторжения России в Украину.

Уйти нельзя остаться

«Необходимо, чтобы западные СМИ продолжали рассказывать о компаниях и высокопоставленных лицах, продолжающих вести бизнес в России. Позорное соучастие не должно оставаться в тени. Западная общественность действительно должна не только бойкотировать продукцию этих компаний, но и требовать от них публичных объяснений причин продолжения их деловых операций в России», – считает Григас из «Атлантического совета»

Многие компании из «Йельского списка», объявив о сворачивании операционной деятельности и приостановке инвестиционных программ и развития, резко осудили российское вторжение в Украину на своих корпоративных сайтах. Но что происходило с их активами в РФ? Процесс ухода из России непрост и может обернуться для некоторых компаний большими затратами, вплоть до возможности превентивной национализации активов российским государством.

Одним из примеров этого является многомиллиардный газовый проект на острове Сахалин. «Россия взяла под свой контроль международный консорциум, стоящий за гигантским нефтегазовым проектом «Сахалин-2», передав его новому российскому юридическому лицу, которое фактически даст Кремлю право голоса в отношении того, кому иностранным инвесторам будет разрешено сохранить свои доли», –​ сообщало в октябре издание The Wall Street Journal.

Тем не менее, профессор Йеля Джеффри Зонненфельд утверждает, что его «список изменил дух… и риторику в СМИ, [поведав миру] об истинной неустойчивости экономических показателей Путина». Действуют и санкции, хотя их эффект – накопительный и зачастую отложенный во времени.

Рынок России был привлекательным прежде всего потому, что высокие цены на нефть и газ помогали России получать больше доходов, однако санкции сделали свое дело. Цена на газ в Европе вернулась на предвоенный уровень, сообщила 29 декабря телекомпания CNBC.

В результате установления ценового потолка на покупку российской нефти средняя цена на нее приближается к критической для бюджета России отметке – $50 за баррель, но и на этом уровне сохранится лишь в том случае, если уровень добычи в стране останется на уровне 11 млн баррелей в сутки. Большинство аналитиков ожидают значительного сокращения добычи нефти в России в 2023 году, сообщает Международное энергетическое агентство (МЭА).

Рост цен, вызванный снижением уровня экономики и уходом ряда компаний с рынка, ударил по российским потребителям. Инфляция достигла 17-летнего максимума в 16,9% уже во втором квартале 2022 года, и рост доходов не поспевает за ней. Согласно «Докладу о мировом развитии» Всемирного банка за 2022 год, ожидается, что экономический спад и инфляция в России продолжатся в следующем году, а уровень бедности – возрастет.

Все это влияет на возможность продолжения войны Кремлем.

«…Те компании, которые остаются в России, не могут рассчитывать на сочувствие и будут по-прежнему сталкиваться с давлением, чтобы они ушли. Уходя с российского рынка, транснациональные корпорации могут внести важный вклад в отказ от финансирования путинской военной машины, – убеждена Дайан Фрэнсис, внештатный старший научный сотрудник Евразийского центра «Атлантического совета» (Diane Francis, nonresident senior fellow, Atlantic Council’s Eurasia Center). – Это рассматривается как жизненно важный элемент в борьбе за прекращение неспровоцированного вторжения Москвы в Украину. Компании, решившие остаться в России, должны взвесить, не превышают ли издержки ухода репутационный ущерб от помощи в финансировании геноцидной войны».

Упомянутые в статье бренды и компании приведены по данным исследовательской группы Йельского университета по состоянию на 28 декабря. Где возможно, приведены официальные комментарии и позиции компаний по поводу их работы на российском рынке.

Предыдущая статьяПередать миру вино-фиолетовую карточку китайского побережья
Следующая статьяЧто такое проекты PropTech и зачем в них инвестируют | Москва